body bgcolor=white> http://www. OK/ 12 месяцев с И.А.Гончаровым, июнь - новости музея

Областное государственное бюджетное учреждение культуры "Ульяновский областной краеведческий музей имени И.А.Гончарова"

432601 г. Ульяновск, бульвар Новый Венец, 3 /4
Тел.: (8422) 44-30-53, 44-30-64; факс: (8422) 44-30-92
e-mail: uokm@mail.ru

Часы работы: с 10:00 до 18:00; 2 и 4 четверги - с 12.00 до 20.00
Выходной - понедельник.

12 месяцев с И.А.Гончаровым, июнь

Дата размещения новости: 01.06.2016

 

 

1812г., 6 июня. У симбирского купца Александра Ивановича Гончарова и жены его Авдотьи Матвеевны, урожденной Шахториной, родился сын Иван.

11июня. Крещение сына Ивана. Крестным отцом был надворный советник и кавалер Н. Н. Трегубов, крестной матерью — Д. М. Косолапова. 

1830г., 26 июня. Гончаров окончил третий возраст (класс) Московского коммерческого училища.

1834г.,30июня. Определением Совета Московского университета за хорошие успехи и поведение Гончаров удостоен звания действительного студента словесного отделения. 

1835г., около 6 июня. Гончаров подписывает присягу о непринадлежности к тайным обществам.

1847г., 3июня. В № 119 «Московского городского листка» опубликован одобрительный отзыв Ап. Григорьева о второй части романа «Обыкновенная история».

24июня. Гончаров делает приписку в письме Н. А. Некрасова к В. Г. Белинскому, И. С. Тургеневу и П. В. Анненкову в Зальцбрунн: «Все почитатели ваши, Виссарион Григорьевич, с радостью, и я в том числе, разумеется, услышали об улучшении вашего здоровья, и все хором взываем к вам: возвращайтесь скорей. Ваша последняя статья, Иван Сергеевич, произвела благородный furore, только не между читающею чернью, а между порядочными людьми: что за прелесть! Скоро ли вернетесь? И. Гончаров».  

 

25 июня. Н. А. Некрасов в письме к И. С. Тургеневу, В. Г. Белинскому и П. В. Анненкову сообщает, что редакцией «Современника» заказаны для «Иллюстрированного альманаха» статьи Гончарову, Ф. М. Достоевскому и А. Н. Майкову.

1849г., около 16 июня. Гончаров выезжает на родину, в Симбирск.

Июня, 20-е числа — начало июля. По пути в Симбирск Гончаров останавливается на неделю в Москве, где встречается с матерью, с братом Николаем и сестрой Анной. Присутствует на чтении «прекрасной комедии» «молодым автором» (вероятно, «Банкрота» А. Н. Островским). Посещает Нижний Новгород, останавливается на двое суток в Казани.

1853г., 19 июня.   Письмо  Гончарова к М. А. и Е. А. Языковым: описывает Гонконг. «Я принадлежу к числу тех путешественников, для которых путешествие — некоторая пытка. Чуть надо изменить привычку, обычный ход дня, увидеть новое лицо, принудить себя поговорить и т. п., а особенно лазить самому за бельем и за платьем, так хоть и не надо ничего».  

20 июня. Письмо Гончарова к Ю. Д. Ефремовой. «Я пока шляюсь все по китайскому городу да наблюдаю китайцев, чтоб было что порассказать о них, если вернусь»

26 июня. Гончаров на «Палладе» уходит из Гонконга к островам Бонинсима.

1855г., июнь, начало (?). Вышел из печати № 6 «Морского сборника», в котором опубликован очерк И.Гончарова «Из Якутска».

1856г., 27июня.  Гончаров дарит Ег. П. Ковалевскому оттиск очерка «Русские в Японии в конце 1853 и в начале 1854 годов» с надписью: «Большому путешественнику в знак уважения на память от маленького. 27 июня 1856 года».

1858г., 30 июня. Письмо к Н. А. Гончарову: советует не стремиться поступать на службу в Петербурге. «Если бы ты был еще не женат, тогда дело другое, ты бы мог поступить на 700 руб. сер<ебром> жалованья, а женатому человеку в провинции в наше время и с тысячью рублями трудно прожить, ты это знаешь, а в Петербурге с 1500 руб. сер<ебром> семейному едва можно прокормиться... В Петербурге надо получать не менее двух тысяч руб. сер<ебром>, чтобы жить безбедно... Расстроишь карман, здоровье и уедешь назад в худшем положении, нежели приехал». Высылает для А. Н. Гончарова «немецкий лексикон»

 1860г., 2июня. Гончаров приезжает в Мариенбад. Принимается за работу над романом «Обрыв». 

3июня. Письмо Гончарова к Е. А. и С. А. Никитенко: делится впечатлениями по приезде в Мариенбад и сообщает о продолжающейся интенсивной работе над романом «Обрыв». «Я чувствовал бодрость, молодость, свежесть, был в таком необыкновенном настроении, чувствовал такой прилив производительной силы, такую страсть выразиться, какой не чувствовал с 57 года. Разумеется, это не пропало даром для будущего (если только будет) романа: он весь развернулся передо мной часа на два готовый, и я увидел там много такого, чего мне и не грезилось никогда. Для меня теперь только понятно стало значение второго героя, любовника Веры; к нему вдруг приросла целая половина, и фигура выходит живая, яркая и популярная... Нет намеков, загадок, тумана, как в фигуре, например, Штольца, о котором не знаешь, откуда и зачем он».  

8июня. Письмо Гончарова к С. А. Никитенко об условиях и особенностях своего формирования как писателя, о характере и значении своего творчества. «Все, что я мог сделать, — это изобразить обломовщину, и эту заслугу я оказал».  

13 июня. Письмо Гончарова к Е. А. и С. А. Никитенко с приложенным из «Искры» стихотворением Д. Минаева «Парнасский приговор». «Тут лучше всего приговоренное мне богами вознаграждение: ехать на казенный счет вокруг света. Еще хорошо: вялый, как Обломов, и с тусклым взглядом. Все это до такой степени правда, что нельзя и сердиться».  

14 июня. Письмо Гончарова к Е. А. и С. А. Никитенко с выражением чувства дружбы и глубокой симпатии. «Я чувствую себя совершенно в своей тарелке, когда бываю с вами и когда пишу к вам или получаю письма. От этого, лишь только получу, сейчас же берусь за перо и буквально наслаждаюсь этой беседой». Сообщает о продолжающейся напряженной работе над романом («Обрыв»). «Пишу, не зная сам, что выйдет, вижу только, что если не то, что думал, то во всяком случае выходят ряды сцен, картин, фигур. Героя еще не выходит, если он и выйдет, то, вероятно, выйдет последний после огромной обработки и большого времени».  

Н. Н. Обручев сообщает Н. А. Добролюбову из Мариенбада: «Гончаров, с которым я хожу во время питья вод, не нашего поля ягода. Его еще до сих пор занимают перчатки, рубашки и галстуки... Ужасно губит людей бонтонность. Для них заранее приготовлена мерка, из которой они никак не выйдут, какие бы длинные романы не писали. Да и трудно довольно нам сойтись: он пишет, как сам говорит, свой последний роман, а мы еще только собираемся приступить к первому».  

 17 июня. Письмо Гончарова к А. В. Никитенко: сообщает о встрече с Н. Н. Обручевым и о том, что получил стихотворение Д. Минаева «Парнасский приговор», опубликованное в «Искре». «Ничего, так себе: можно бы написать забавнее».  

20 июня. Письмо Гончарова к А. В. Никитенко о своей работе над «Обрывом». «Я пишу, и листов 16 написано... Являются на сцену лица, фигуры, картины, но сгруппировать их, найти смысл, связь, цель этой рисовки не умею, не могу... и герой еще не приходит, не является...».  

22июня. Гончаров пишет письма к А. В. Никитенко и Ек. П. Майковой в ответ «на ее дружеское, милое, возбуждающее к труду письмо».  

23юня. Письмо Гончарова к Е. А. и С. А. Никитенко с рассуждениями о понятии долга и о продолжающейся работе над «Обрывом». «Я застыл на 16-м листе... Нет, я не ленился, сидел по 6 часов, писал до дурноты третьего дня, а потом вдруг будто оборвалось, и вместо охоты явилось уныние, тяжесть, хандра...». Сообщает, что «жадно прочел» роман Ш. Бронте «Джен Эйр».   

 

 28июня. Письма Гончарова к А. В. и С. А. Никитенко: сообщает о продолжающейся работе над «Обрывом». «Я пишу много...пишу не творю, а сочиняю, и оттого выходит дурно, бледно, слабо, потому что хорошего нельзя выдумать и сочинять...». Жалуется на Тургенева, который взял «лучшие места, перлы и сыграл на своей лире; если б он взял содержание, тогда бы ничего, а он взял подробности, искры поэзии, например, всходы новой жизни на развалинах старой, историю предков местность сада, черты моей старушки; нельзя не кипеть».  

29июня. Письмо Гончарова к С. А. Никитенко: сообщает о своей работе над «Обрывом». «Я предпринимаю огромный труд: по написанному начать писать снова, обдумывая каждую главу, не торопясь, и посвящу этому год, даже два. Герой все еще не ясен мне вполне, т. е. все еще не знаю, что он такое». 

1862г., 17июня. Письмо Гончарова к А. В. Никитенко о своем пребывании в Симбирске. «Живу я среди своих, собравшихся тесной семьей около меня, в маленьком домике, набитом, как улей, всё родными обитателями. Мне тут приютно, привольно, покойно и мирно-скучно». Выражает беспокойство и возмущение по поводу петербургских пожаров. Высказывает намерение окончательно бросить писать и снова заняться служебной деятельностью.

1863г., 6июня. Посещает А. В. Никитенко. Последний записывает в своем дневнике о том, что Гончаров «слагает с себя редакторство „Северной почты” и делается членом Совета по делам печати».

Между 8 июня и 31 июля. Н. Г. Чернышевский, находясь в Петропавловской крепости, записывает в автобиографии о том, что он восхищен «Обыкновенной историей» и не одобряет романа «Обломов». «Я до сих пор прочел полторы из четырех частей «Обломова» и не полагаю, чтобы прочитал когда-нибудь остальные две с половиною; разве опять примусь [за] рецензии, тогда поневоле прочту и буду хвалиться этим, как подвигом».

14 июня. Ходатайство министра внутренних дел П. А. Валуева перед Александром II об определении Гончарова членом Совета министра внутренних дел по делам книгопечатания и о пожаловании его в действительные статские советники с содержанием 4000 руб. в год.

Июня 18. Из дневника А. В. Никитенко: «Заходил к Гончарову поздравить его с действ<ительным> ст<атским> советником. Он очень доволен».

21 июня. Высочайшим приказом по Министерству внутренних дел Гончаров назначен членом Совета министра внутренних дел по делам книгопечатания с производством в действительные статские советники.

1868г.,7 июня. Письмо к М. М. Стасюлевичу: жалуется на неблагоприятные условия для работы над романом и на свою одинокую жизнь. «Жду утешения только от своего труда: если кончу его, этим и успокоюсь, и больше ничем». Просит передать поклон И. С. Тургеневу, если он в Петербурге.  

9 июня. Письмо Гончарова к М. М. Стасюлевичу: снова жалуется на неблагоприятные условия для работы и высказывает сомнение в окончании романа. «В работе моей мне нужна простая комната с письменным столом, мягким креслом и с голыми стенами, чтобы ничто даже глаз не развлекало, а главное, чтобы туда не проникал никакой внешний звук... и чтоб я мог вглядываться, вслушиваться в то, что происходит во мне, и записывать». Обещает во что бы то ни стало довести работу «до свидания Марка с Верой, т. е. до выстрела с Волги». Просит о своих «будущих планах» не делиться ни с Тургеневым, ни с Анненковым.

13июня. Письмо к М. М. Стасюлевичу о неожиданном ухудшении настроения. «Я больной, загнанный, затравленный, непонятый никем и нещадно оскорбляемый самыми близкими мне людьми, даже женщинами, всего более ими, кому я посвятил так много жизни и пера».

19 июня. Письмо к А. Г. Тройницкому: сообщает о напряженной работе над «Обрывом». «Не знаю, добреду ли до конца; скажу только, что в этом труде моем переложены в образы и мои убеждения, и правила, и впечатления, и все это почерпнуто из добрых и — смею сказать — честных источников жизни». Просит А. Г. Тройницкого посодействовать определению В. Л. Лукьяновой на должность инспектрисы.

Письмо к М. М. Стасюлевичу: высказывает подозрительность по отношению к Тургеневу, опасаясь заимствований сюжета и образов из «Обрыва».

1870г., 2 июня. Из письма к С. А. Никитенко из Мариенбада: «Я ничего не делаю, т. е. не пишу, и чувствую, что никогда более писать не буду. Меня убили морально, и убили всякую живую способность во мне».   

Удрученное состояние Гончарова было вызвано резко отрицательными отзывами демократической критики об «Обрыве».

   1876г., 7июня. Письмо Гончарова к И. И. Монахову: высказывает подозрения в плагиате, имея  в виду, прежде всего И. С. Тургенева. «Одни богаты сами содержанием и формой, не возьмут. У них у самих (например, Островский, гр. Толстой, Щедрин и другие) целые миры образов, картин и глубокого смысла в них. При этом они благородны и горды и не дотронутся до чужого. А другие не сладят, наделают пустяков, испортят только...».

1877г., 6 июня.  Гончаров получает письмо от сестры, А. А. Музалевской, с известием о смерти мужа, П. А. Музалевского.

26 июня. Письмо Гончарова к А. А. Музалевской: успокаивает в постигшем ее семью новом несчастье — разорении. «В омуте, называемом жизнью, только и есть, что щуки да караси. Караси не должны дремать, потому что на каждого приходится по щуке или по злодею, иногда и больше». Сообщает о тяжелом материальном положении племянника, Виктора Кирмалова, и о суетливой болтливости другого племянника, Александра Гончарова.

1878г., 21июня. Письмо Гончарова к гр. А. А. Толстой: упоминает о своих обязанностях и заботах о семье умершего слуги Карла Трейгута. 

1883г.,14 июня. Письмо Гончарова к А. Ф. Кони: сообщает о неизлечимости больного глаза; с любовью высказывается о детях-воспитанниках. 

1887г.,26 июня. Письмо Гончарова к А. Ф. Кони о своей работе над воспоминаниями «На родине». «Все такие мелкие, пустые, притом личные, интимные, не представляющие никакого общего и общественного интереса».

1890г., 22июня. Письмо Гончарова к А. Ф. Кони: сообщает об окончании педагогического училища любимой воспитанницей А. К. Трейгут.  

Вернуться на предыдущую страницу


 

Разработка сайта

Все права защищены (с) 2009, Ульяновский областной краеведческий музей
Любое использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения руководителя музея.